«Форум Россия 2011» – Экспорт нефти и газа в Азию: борьба за лакомый кусок пирога

4 февраля 2011

 

В рамках обсуждения перспектив экспорта российских энергоносителей в Китай преобладала идея о невозможности надежного прогнозирования производства и потребления энергоресурсов в этой стране даже на ближайшие годы, не говоря уже о десятилетиях. Основное внимание участники дискуссии уделили природному газу. При этом проявились различия в точках зрения между внешними экспертами (в целом достаточно сдержанных относительно перспектив китайского рынка), с одной стороны, и представителями Газпрома и НОВАТЭКа, с другой. Последние были более оптимистичны в оценках китайского рынка природного газа.

Приглашенные эксперты сошлись во мнении, что для отгадывания загадок, которые загадывает китайская экономика, гораздо важнее правильно оценить политику правительства, чем темпы экономического роста в КНР. К примеру, насколько значимым будет для правительств всех стран мира экологический фактор при формировании целевой структуры источников энергии? Насколько важны будут соображения энергетической безопасности? Фатих Бироль заявил, что решения всех правительств имеют большое значение, однако «одно из них более значимо, чем все остальные вместе взятые» – это правительство КНР.

Кристоф Руэл высказал мнение, что руководство Китая сделает все от него зависящее, чтобы ограничить импорт нефти и сократить риски дефицита поставок. Это открывает более широкие перспективы для природного газа. Марина Сурженко отметила, что, по последним прогнозам правительства Китая, потребление газа в КНР может достигнуть 400 млр. куб. м уже в 2020 году. В то же время Майкл Стоппард подчеркнул, что Китай постарается удовлетворить свои потребности в основном за счет собственных ресурсов. Он считает, что мы, вероятно, недооцениваем способность Китая обеспечивать потребности в топливе и энергии за счет собственных источников. В свою очередь, Тим Ламберт отметил, что, по оценкам Wood Mackenzie, Китай к 2030 году может производить около 270 млрд куб. м газа, что соответствует 60% прогнозируемого спроса по самому оптимистичному сценарию. Впрочем, даже эта оценка может не учитывать значительный потенциал роста доказанных запасов в стране, которые, по словам Стоппарда, за последние десять лет увеличились в четыре раза.

Итак, где же истина? Индикатором, который позволит прийти к консенсусу, может быть цена поставок, считает Кристоф Руэл, тогда как Марина Сурженко полагает, что таким показателем будет объем поставок, который Газпром и Китай должны согласовать к июлю. «Нам, видимо, не следует расслабляться и нужно торопиться», чтобы обеспечить российским газом часть перспективного спроса со стороны Китая, подчеркнула она.

В свою очередь, Татьяна Митрова сказала, что хотя размер рынка трудно определить, у Газпрома еще есть время, чтобы лучше оценить ситуацию. Она отметила, что поставки газа в Китай обойдутся России намного дороже, чем добыча и транспортировка газа на европейские рынки. На самом деле, трубопровод из Туркмении в Китай, который по мнению многих, должен был разрушить надежды Газпрома на азиатские рынки, фактически позволил сохранить его позиции на более прибыльном европейском рынке, заключила Митрова.

Марк Джетвей фактически повторил то, что говорил об экспорте газа год назад: компании не могут позволить себе принимать инвестиционные решения, базируясь на прогнозах аналитиков, которые, увы, слишком часто ошибаются. Это не означает, что приходится ставить исключительно на удачу. Выступающий отметил, что первую пробную порцию газового конденсата НОВАТЭК отправил в Китай еще осенью прошлого года. Иными словами, для того, кто проявляет изобретательность, рынок открыт. Джетвей считает, что низкие издержки производства газа в России делают его конкурентоспособным, несмотря на более высокие транспортные расходы по сравнению с Катаром и Австралией. Впрочем, Майкл Стоппард заметил, что в одной только Австралии за два года после кризиса принято решение о создании мощностей по добыче около 40 млрд куб. м газа в год, что вкупе с ростом запасов газа в стране создает некоторую проблему для экспорта российского газа в рассматриваемый регион.

Под занавес с оптимистичным заявлением выступил Питер О’Брайен: когда Роснефть договорилась о поставке в Китай в течение 20 лет около 300 тыс. баррелей нефти в сутки, она и Транснефть получили от китайской стороны определенные обещания и дешевые кредиты. Если Газпрому удастся добиться аналогичного успеха на переговорах, инвесторы могут пересмотреть свою оценку запасов газовой компании.